Статьи

Синдром опустевшего гнезда: что делать, когда ребёнок вырос и съехал. А вы остались одни…

Проверить дневник, перегладить белье, приготовить первое и второе, спланировать каникулы — обязательно на море, потому что детям полезно. Ждёшь не дождёшься, когда уже это закончится и можно пожить для себя. Но, оказывается, когда дети вырастают и уходят из дома, ты уже и не помнишь, как это — жить для себя. Психолог Катерина Дёмина объясняет, почему важно вовремя отпустить от себя ребёнка и дать ему немного свободы. Письмо к психологу. «Я не умею готовить на двоих. Мы поженились, когда я была на шестом месяце, через два года родился второй ребёнок, через семь лет — третий. Двадцать пять лет подряд я была матерью большой семьи. Я ни разу не была в отпуске одна, продукты закупаю упаковками, кастрюли у меня от пяти литров. Осенью наша младшая дочь уезжает учиться заграницу, старший сын давно живёт отдельно, средняя дочь вышла замуж год назад. Я не знаю, как мне жить. Я не умею жить для себя. Как будто из моей души вынули весь смысл существования. Помогите мне, пожалуйста, я в отчаянии».

Для этого драматичного периода в жизни семьи даже есть специальное название, вы наверняка его слышали — «синдром опустевшего гнезда». Выросшие дети покидают родительский дом, чтобы начать строить свой собственный. И как бы считается, что родители должны с радостью и облегчением дать детям своё благословение, выделить кусочек общего имущества на первое время (мельницу, осла, кота — нужное подчеркнуть), помахать вслед платочком и… Что дальше? Ни в одной сказке не говорится, как им, оставленным в пустом замке, жить дальше. Чем заполнять свой день, которого раньше не хватало для всех дел, а теперь не знаешь, как убить вечерние часы. Как планировать год, например, если всю жизнь ты был привязан к расписанию каникул, а теперь можешь брать отпуск и лететь куда хочешь и когда хочешь. Только вот куда и зачем? Оказывается, развалины Парфенона интересовали нас только из-за программы по истории, море — потому что детям полезно, отец семейства вообще не отходил бы от компьютера никогда, будь его воля.

Кстати, об отцах семейства. Получается, мы сейчас опять останемся вдвоём? Как в молодости? А как это? Хорошо, если отношения сохранились как минимум дружескими. Но, признаемся честно, чаще всего происходит так: за 25 лет мы превратились из пары страстных любовников в пару «родители этих детей». Даже называем друг друга «мама Оля» и «папа Максим». А если убрать из нашего взаимодействия весь этот огромный пласт детских тем и проблем, что останется? Ни интереса, ни страсти. Быт, дом, общие родственники, может быть, домашние питомцы. И вот с этим нам жить все оставшиеся 50 лет? Есть отчего прийти в ужас. Содрогаясь от этих нерадостных перспектив, хочется срочно предпринять что-то, чтобы всё стало как прежде. Маленькие, зависящие от нас дети, ясное и понятное расписание (забитое до отказа, зато вопрос «кому я нужна» вообще не возникает), а главное — внятные критерии успешности. Вот дневник ребёнка за 4 класс, в нём почти все пятёрки («я хорошая мать»). Вот поглаженное бельё, порядок в доме, обед из пяти блюд («я отличная хозяйка»). А теперь никаких критериев нет. По какой шкале себя оценивать — непонятно. Похоже, придётся начинать всё заново, а годы уже не те. Некоторые мамы с той же свирепой готовностью включаются в жизнь своих взрослых детей: требуют чуть ли не посекундного отчёта, где был, что делал, с кем встречался, о чём говорили. Робкий или решительный отказ ребёнка вызывает просто сход лавины: «Я тебе всю жизнь посвятила, от своей отказалась, а ты не хочешь мне рассказать, как прошло первое свидание с новой девушкой!». Или взрослая дочь вскользь замечает, что в съёмной квартире течёт кран. На следующее утро, лишь рассветёт, в дверь звонит мама, в сопровождении папы и сантехника: «Мы решим все ваши проблемы!». Но девушка не хотела, чтобы её проблемы кто-то решал, она всего лишь поделилась своим беспокойством.

Вот и первая задача в списке «Как пережить отдаление детей»: внимательно слушайте, что вам говорят, и старайтесь реагировать сообразно. В нашей культуре чувства, мысли и действия склеены в один запутанный клубок. Мы порываемся бежать и делать, когда надо только посочувствовать, сердимся и наказываем за мысли, поощряем словами за поступки… В то время как реакция должна быть адекватна поводу. Ребёнок делится переживанием? Отзеркальте, посочувствуйте («Это и правда было обидно!», «Я очень рад за тебя!», «Мне тоже было бы грустно, если подруга так поступила»), но не бросайтесь утешать или советовать. В примере выше, с краном, можно было бы сказать: «Ага, это и правда бесит, когда ночью кап-кап-кап по голове». И поинтересоваться, нужна ли помощь. И если да, то какая именно. Вообще, это полезный навык: интересоваться, какая и в каком объёме нужна помощь, прежде чем кидаться и объявлять всеобщую мобилизацию. Возможно, там и проблемы-то нет, так, светская беседа в жанре «Подумайте, какой ужас». Если родители будут постоянно навязываться со своей тревогой, естественная реакция повзрослевшего ребёнка — отстранение

В конце концов, если мама устраивает истерику с вызовом «скорой» каждый раз, когда у мальчика несданный зачёт, легче вообще не ставить её в известность. Целее будет. Другая крайность, в которую впадают родители совершеннолетних детей, — стать их «лучшими друзьями». Делиться подробностями своей бурной молодости, вести многочасовые разговоры, жаловаться на здоровье. Кто бы спорил, иногда взрослая дочь — единственный в мире человек, которому можно сказать о своих подозрениях насчёт онкологии. Но чуть позже, пожалуйста. Дайте им сейчас побыть в открытом космосе без ваших проблем и тревог, им и так сложно. А дружба возможна только между равными, иначе это не дружба, а использование. На самом деле сейчас происходит третий, последний и решительный этап в процессе отделения ребёнка от вас. С самого рождения у детства только одно направление развития: из идеально комфортного, уютного, принимающего пространства матки/родительской семьи — к внешнему миру, неприятному и жёсткому. Но это движение от зависимости к самостоятельности. И оно проходит три этапа. 1. Рождение. В матке становится тесно в прямом смысле, некуда расти, нечем дышать, кислорода в пуповине не хватает. Приходится преодолевать смертный ужас и протискиваться в узенький проход родовых путей, что кажется мучительным и невозможным. Нас встречают любящие объятия и щедрая материнская грудь — как награда за подвиг. 2. Кризис двух лет. Малыш рвётся доказывать свою волю, скандалит и требует, чтобы с ним считались. Это тоже сепарация, через горькие слёзы ребёнок понимает, что и он не всемогущий. И родительские запреты сильнее его желаний. Но при удачном прохождении этого этапа ребёнок учится утверждать себя, творить, взаимодействовать с другими людьми. 3. Подростковый возраст. Самый бурный, самый продолжительный и сложный этап. Через протест, вызов, конфликт и обесценивание всех (в первую очередь родителей) молодой человек должен покинуть родной дом и отправиться в опасное путешествие в одиночку. Отпустить надёжные руки, которые иногда поддерживают, а иногда удерживают от необдуманных поступков. «Я сам!» — главное послание человека, который переживает кризис сепарации. Если в этот момент позволить вашей родительской тревоге взять верх, везде и всюду подстелить соломки, ваш подросток может так и не встать на крыло.

У меня есть клиенты возраста 30+ и 40+, которые решают именно подростковый список проблем: кем хочу быть, какова моя сексуальная ориентация, как найти работу, кто будет обо мне заботиться. У них уже могут быть свои дети, но это не меняет их самоощущения: «Я не определился». При подробном анализе я узнаю, что в тот момент, когда надо было сделать мощный рывок к самостоятельности, что-то затормозило процесс. Родители затеяли развод. Мама сильно заболела. Папа потерял работу или бизнес. Понимаете, к чему я клоню? Ребёнку, чтобы высоко взлететь, надо от чего-то оттолкнуться. Вы, родители, должны быть той самой опорой А если вы будете транслировать ему «я без тебя умру», то он, скорее всего, никуда не сдвинется, потому что очень сильно вас любит. Так что, если чувствуете, что вас сильно кроет паникой, появились соматические признаки депрессии (сердцебиение, постоянная слабость, бессонница, всё время хочется плакать) — добро пожаловать к психотерапевту за квалифицированной помощью. На всякий случай скажу, что это не «возрастное» и не «климакс на пороге». Это нормальная сепарационная тревога и/или депрессия. Отлично лечится на приёме у экзистенциального терапевта. Самое главное: разбирайтесь со своим душевным дискомфортом, не перекладывайте ответственность за него на ребёнка, налаживайте отношения с партнёром. Сейчас самое для этого время. Детей вы вырастили. Источник https://mel.fm/otnosheniya_s_detmi/1904837-nest_syndrome…

Другие статьи

Вернуться в раздел
Позвонить